Протесты в Беларуси и Православная церковь

0

Архимандрит Кирилл Говорун (Cyril Hovorun)

В России существует распространенное мнение, что август приносит катастрофы общенационального масштаба. Массовые протесты в Беларуси против Александра Лукашенко воспринимаются как подобная катастрофа для режима Владимира Путина. Даже с учетом того, что Г-н Лукашенко старался сохранять определенную независимость своей страны от России, Беларусь в годы его правления представляла собой модель нео-советской колонии, которую Россия старалась навязать своим соседям со времен президенства Путина. Беларусь во время правления г-на Лукашенко сохраняла многие символы и большую часть преобладающих черт советской эры.

Ключевой чертой советского этоса является патернализм, который означает, что режим предлагает своим гражданам основные социальные блага в обмен на беспрекословное повиновение. Украинская революция достоинства в 2014 году (известная также как «майдан»), например, была восстанием против такого рода патернализма. То, что сейчас происходит в Беларуси, больше похоже на революцию, которая началась внутри самой структуры патернализма. Имеются, однако, существенные признаки того, что в перспективе Белорусская революция пойдет против патернализма как такового.

Это будет непросто. В те долгие годы, что г-н Лукашенко был у власти (с 1994 года), он предлагал жителям Беларуси социальный контракт: их полное повиновение в обмен на  основные патерналистские блага и иллюзию стабильности. Теперь этот социальный контракт расторгнут. Большинство белорусов считают, что именно Лукашенко разорвал контракт, судя по тому, как он обращался с ними в последние дни. Многих белорусов убил режим и с тысячами из них обращались с беспрецедентной жестокостью. Лукашенко, со своей стороны, считает, что жители страны разорвали контракт тем, что не согласились принять результаты выборов, которые даже он сам не пытается называть справедливыми.

Однако, представляется, что этот патерналистский контракт был расторгнут раньше. Одной из серьезных ошибок Лукашенко, которые заставили многих белорусов думать, что он был не в состоянии выполнить контракт, было то, что он демонстративно игнорировал ситуацию с коронавирусом. Он публично высмеивал тех, кто воспринимал пандемию серьезно, и люди оказывались в обстоятельствах, когда они могли легко заразиться коронавирусом. Например, 9 Мая он собрал толпы людей  на параде Победы в Минске. Даже г-н Путин решил не организовывать парад в Москве и неодобрительно отнесся к инициативе г-на Лукашенко. В то время система здравоохранения в Беларуси задыхалась от большого числа  зараженных коронавирусом пациентов, но государственной власти, видимо, не было до этого дела. Люди были вынуждены сами заботиться о себе и страдающих заболевших –  во многом вне рамок социального контракта, который, как они считали, они заключали с Лукашенко. Похоже, что  COVID-19 или, скорее, игнорирование пандемии коронавируса, бросило вызов диктаторам по обе стороны Атлантики.  

Возникает большое желание сравнить протесты в Беларуси с Украинским майданом. Однако, по многим причинам белорусам не нравится такое сравнение.  Многие подверглись идеологической обработке официальной российской и белорусской пропаганды, которая совпала в осуждении майдана. Другие не хотят быть в тени Украинской революции достоинства. В действительности, между двумя революциями существует много как сходных, так и различных черт, анализировать которые сейчас не время. Однако, есть одна параллель, которую стоит рассмотреть: отношение церквей.  

Руководство Российской Православной церкви в 2014 году и в настоящее время делало ошибку, оказывая поддержку непопулярныым диктаторам. Эта позиция исходит из политики Патриарха Кирилла, которая всегда –еще до того, как он стал Патриархом– состояла в ориентации на политические элиты и игнорировании народных масс.Эта политика помогла ему завоевать определенную популярность среди власть имущих, но создала разрыв между ним и общиной, сначала на Украине и теперь – в Беларуси. Такой же разрыв между членами общины и духовенством ширится в России.

Идя по стопам Патриарха, церковное руководство Беларуси проявляло такую же слепоту по отношению к запросам масс. Например, заявление синода Белорусской Православной церкви Московского патриархата от 15 августа лишь  в общих чертах осудило насилие, не называя его виновников, и, что более важно,  ничего не сказало о причинах массовых волнений. Только пара иерархов выступили против несправедливости режима Лукашенко, один из них выразил возмущение особенно громко и ясно  – Архиепископ Гродненский и Волковысский Артемий.  Намного более прямолинейной кажется реакция Католической церкви Беларуси. Архиепископ-митрополит Минско-Могилевский Тадеуш Кондрусевич, вместе с другими католическими епископами, четко определил и осудил виновников насилия и несправедливости. Католические иерархи открыто поддержали людей, которые выступили против режима. Позиция Католической церкви в Беларуси во многом схожа с позицией Греческой Католической церкви на Украине в 2014 году.

Есть еще одно сходство между Украиной и Беларусью, которое я не могу пропустить: экуменический, всеобщий характер протестов. Как майдан на Украине был экуменическим событием, когда люди различных конфессий и даже религий стояли рядом и молились вместе, так и люди и некоторые священнослужители различных христианских конфессий шли в Беларуси вместе в таких же религиозных процессиях. В день 18-го августа Архиепископ Тадеуш Кондрусевич возглавил в Минске экуменическую молитву, в которой участвовали представители различных церквей и религиозных групп, включая православного священника. Таким образом, протесты в Беларуси, хотя они преследовали политические цели, также имели и религиозный вектор. Они не являются секулярными, как большинство политических протестов на Западе. В этом они схожи с Украинским майданом, который даже способствовал возникновению специфической «Украинской публичной теологии».  Я надеюсь, что возникнет «Белорусская  публичная теология» как отражение того, что происходит в стране сейчас.


Архимандрит Кирилл Говорун является преподавателем экклесиологии, международных отношений и экуменизма в Духовной академии Санкт-Игнатия.